Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

Многослойный Енгибаров

Новая постановка театра «Недослов».

Еще одну премьеру преподнес столичным зрителям театр «Недослов». На этот раз – пластический спектакль «Та, которая впервые узнала, что такое дождь», созданный по новеллам Леонида Енгибарова (режиссер – Алексей Знаменский, идея и воплощение – Елены Бидной).

И сразу, как только зрители входят в зал и начинают рассаживаться по своим местам, возникает эффект присутствия – на сцене актриса, не обращая внимания на недоуменных зрителей, едва освещенная, то ли готовится к выходу, то ли уже начала представление.

Многослойные черные драпировки окутывают сцену от пола до потолка. Потом, по мере развития действия, они сменяются разноцветными занавесями, а под конец спектакля актеры вновь расстилают на сцене глухое черное полотно.

A1В центре — Шпрехталмейстер (Антонина Пичугина)

Это соответствует и сюжету, где главный герой – Шпрехшталмейстер в цирке (Антонина Пичугина) вспоминает свою жизнь и любовь, которую Она и Он не сумели сберечь, а весь спектакль – череда ярких и эмоциональных воспоминаний из прошлой жизни. Настоящее – черно и безысходно, прошлое – разноцветно и радостно.

…И образу самого Енгибарова, гениального «грустного клоуна», перед которым снимал шляпу сам Марсель Марсо, ушедшего от нас в 37 лет, в расцвете сил и таланта, оставившего нам не только свои неповторимые цирковые номера, но и две книги талантливых новелл.

Ни одного слова нет в спектакле, но действие, разворачивающееся перед нами, понятно каждому зрителю, пусть и всем по-разному. Вероятно, этого и добивался режиссер, чтобы пластические образы Любви воспринимались многослойно, оставляя простор для ассоциаций.

E2Анастасия Несчастнова и Роман Коновалов

Как кому, а у меня во время сцены «Под старыми липами» (Анастасия Несчастнова и Роман Коновалов), всплыл в памяти один из романов Дэвида Лоджа, где герой в момент жизненного кризиса вспоминает, как встретил свою первую любовь на автобусной остановке, и это воспоминание заставляет его через 30 лет найти эту женщину.

а3Денис Морозов и Елена Щелкунова

А в сюжете «Зонтик», где под дождем и дырявыми зонтами складывается любовный треугольник героев Елены Щелкуновой, Дениса Морозова, Романа Коновалова, на ум просятся строчки другого трагического гения – поэта Бориса Рыжего:

Пусть даже так: меня не будет в нём,
в том прошлом,
только чтоб без остановки
лил дождь, и на трамвайной остановке
сама Любовь стояла под дождём…

а4Ермек Жаслыков и Ирина Христова

Финальная сцена по новелле «Нет и да» – в ней Ирина Христова и Ермек Жаслыков играют влюбленных в момент окончательного расставания (у Пастернака: «…И манит страсть к разрывам»). А дальше – возвращение в черную реальность. Без любви, без красок, без радости, без эмоций…

Еще один интересный нюанс многослойных декораций – шнуровка, с помощью которой Шпрехшталмейстер, словно гигантской иглой, пытается соединить стежками слои занавесей. Тоже повод для ассоциаций. Одна из зрительниц поделилась со мной своим ощущением: «Это попытка соединить прошлое с настоящим». А мне опять вспомнились поэтические строчки, на этот раз – Владислава Ходасевича:

То виден, то сокрыт стежок,
То в жизнь, то в смерть перебегая…

а5Участники спектакля

После премьеры Елена Бидная и Алексей Знаменский (для него это уже пятая режиссерская работа) согласились ответить на несколько вопросов:

— Почему вы решили поставить такой спектакль?
— Случайно открыли для себя мир Леонида Енгибарова, прочитали его прозу, посмотрели фильмы, записи его выступлений на арене цирка. Его судьба, творчество произвели такое сильное впечатление, что появилась мысль сделать спектакль по мотивам его произведений. Два года мы готовили этот спектакль, рабочее название было «Енгибаров». У нас не было возможности часто репетировать, поэтому подготовка заняла много времени.

— Интересный прием с многослойными декорациями. Чем продиктовано такое решение?
— В спектакле представлено два мира – черный и многоцветный, как в творчестве Енгибарова. Он писал в одной из своих новелл: «Не понимаю, ничего не понимаю, не понимаю ваших законов, вашей морали, вашей любви, взрослые! Не знаю, как я буду жить. В вашем мире я жить не смог, а в своем – я совсем один».

— Что было самым трудным при подготовке спектакля?
— Самое трудное – найти финансирование. Спасибо руководству театрального проекта «Недослов», что они в условиях кризиса сумели найти средства и запустить нашу работу.

— Планируется ли показ на фестивалях и других сценах?
— Да, сейчас ведем переговоры с парой фестивалей.

Текст: Василий Скрипов
Фото: Оксана Смидович

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.