Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Алексей Карпов: Дышите, любите, творите

Интервью с создателем проекта «Поэзия». Стихи на жестовом языке

Алексей Карпов: дорогие мои, придумывайте новое и воплощайте в жизнь. Нам с вами дана способность созидать. Помните, что если вы чем-то по-настоящему увлечены, то все, в конечном счете, получится, как бы ни было тяжело и какие бы препятствия ни встречались на пути. Главное — пусть у вас будет дело, ради которого вы готовы не есть и не спать. Желаю вам такое дело найти, без него жизнь пуста. Всегда радуйтесь и будьте счастливы.

— Как появился проект «Поэзия»?

 — Гуляет по интернету такая шутка «поэзия в цифрах» называется. И вот, если известное стихотворение прочитать в цифрах, то сразу становится, виден некий внутренний ритм поэта. Это не про размеры ямбы или хореи, это именно некая внутренняя ритмичность, которая прослеживается во всем творчестве поэта. У Пушкина она одна, у Есенина абсолютно другая, но всегда узнаваемая. Меня это поразило очень сильно и захотелось показать это в кадре. Передать поэта не словами, а ритмом.

Я стал думать, каким образом это можно сделать. Сначала возникла мысль пригласить обычных актеров и снять, как они читают стихотворения без звука, чтобы в кадре остались только эмоции, мимика и артикуляция. А потом пришла идея, что вот же! Надо это делать с помощью жестового языка. На нем точно можно все это показать.

В конечном итоге это все приобрело некую форму небольшого произведения о самом поэте — исполнение стихотворений дополнилось небольшими драматическими эпизодами.

 — Почему были выбраны поэты Серебряного века?

 — Специального умысла в этом нет. Маяковский и Цветаева — это одни из немногих поэтов, чье творчество мне близко и понятно. У меня с поэзий не очень складывается, честно нужно признаться…  Ну, и эти два поэта ритмически разняться, а задача проекта все-таки была в исследовании ритма. А так на стадии разработки проекта и Кочетков рассматривался, и Евтушенко и Рождественский и Есенин и много кто еще.

 — Это будет цикл произведений? 

 — Нет. Это законченный проект, он состоит из 2-х произведений — Маяковский и Цветаева.

Изначально планировалось, что произведения будет три. Хотели сделать еще Кочеткова «Баллада о прокуренном вагоне», и там была интересная задумка. Поскольку стихотворение построено как диалог между мужчиной и женщиной, мы хотели, чтобы актриса читала жестами, а актер словами, мне кажется, очень сильно могло бы получиться. Но производственные возможности не позволили нам сделать 3-й ролик. Поэтому осталось 2. Конечно, можно снять еще и про Есенина и про Ахматову, но это будет некое повторение пройденного. Ну да, другие поэты, другие произведения, но в основе своей тоже самое. Так что я, если честно, не вижу особого смысла. Но совсем не против, если кого-то этот проект вдохновит, и люди найдут в себе силы и время снять других поэтов. Если бы это произошло — было бы очень здорово!

— На какую аудиторию рассчитана «Поэзия»? 

— На всех, кому, так или иначе, интересна поэзия. Слышащие люди (если можно так выразиться), увидят творчество поэтов в новом ракурсе. А слабослышащая аудитория сможет насладиться прекрасной игрой актеров. Я надеюсь.

О том, как актеры помогли состояться проекту «Поэзия»?

— Я должен сказать, что если бы не актеры, то возможно проект «Поэзия» не состоялся. До первых актерских проб я не был уверен в том, что из этого может что-то получиться. У меня была, конечно, некая картинка в голове, что вот жестовый язык, это может примерно выглядеть вот так, но окончательной уверенности в том, как это получится в кадре, у меня не было. И вот когда мы сделали первые актерские пробы, стало очевидно, что все получится. Пусть не сильно читается изначальная задумка о ритме, но это так красиво, что это нельзя не снять. Это было просто красиво! Поэтому я хотел бы перечислить фамилии всех актеров, которые были на этих пробах: Мария Янковская, Мария Румянцева, Антонина Пичугина, Алексей Знаменский, Денис Морозов и Анастасия Несчастнова. Если бы не эти люди — проекта бы не было. Анастасия Несчастнова была сразу утверждена на роль Цветаевой, потому что она удивительно прочитала Цветаеву, там была такая пластика в руках и жестах. Это был практически балет, если можно так сказать. И был еще удивительный момент: я как-то сразу думал, что музыкальным сопровождением у Цветаевой будет Шнитке. И вот я приехал после проб в офис, собрал материал и думаю: «Интересно, совпадет ритм или нет». И исполнение Анастасией настолько точно легло в произведение Шнитке, складывалось впечатление, что Анастасия слышит музыку и читает под нее. Но в павильоне, когда мы снимали, музыка не звучала. И это было как откровение и маленькое чудо. А вот, чтобы найти Маяковского нам пришлось делать дополнительные пробы. На них мы познакомились с Павлом Родионовым, и также сразу стало очевидно, что вот готовый Маяковский, бери и снимай, как есть. Но я также бесконечно признателен актерам Игорю Стрелкину и Вадиму Николаеву, которые были на вторых пробах. Я до этого проекта не работал со слабослышащими актерами, не было у меня таких задач. И я был очень обрадован, когда увидел какая у нас сильная актерская школа. Все, кто был на пробах играли очень сильно, по-своему по-разному, но одинаково сильно. Это очень неожиданное было для меня открытие. И второе неожиданное открытие — это когда актеры поехали по фестивалям и гастролям и я понял, что не могу собрать их на съемки, они постоянно в разъездах и их все время нет в Москве. Тут я подумал, что обычным актерам в пору позавидовать — такой активности и востребованности. Поэтому, когда некоторые знакомые задают мне вопрос: «Может быть проект «Поэзия» — это социальная реклама?» Я всегда смеюсь и отвечаю: «Ребята, вы бы попробовали актеров в Москве хотя бы на день застать, они постоянно на гастролях, о какой социальной рекламе вы говорите, люди работают и играют. Без дела не сидят и все у них хорошо». И пусть, так будет всегда!

— Какие отзывы вы уже получили на свое творчество? 

— Как обычно самые разные, на то они и отзывы. Кто-то не понимает для чего это и почему. Девочки плачут, когда смотрят Цветаеву. Кто-то испытывает ужас при просмотре Маяковского. Очень интересно наблюдать за тем, как в разных людях резонируют разные вещи, актуальные для каждого конкретного человека в данный момент. У каждого своя поэзия, и каждый находит в этих произведениях что-то свое. Нет общего знаменателя, и я считаю, что это правильно. Общего знаменателя и не должно быть. 

Процесс «за кадром» вынесен вами в отдельный ролик, почему?

— Мне кажется, что зрителю интересно проникнуть «за кулисы», увидеть материал со съемок, наблюдать за процессом создания: как работает съемочная группа, как актеры ищут образ, что происходит на площадке. Своеобразное проникновение в «волшебный мир кино». Поэтому и появился наш короткий «фильм о фильме». Пусть зритель видит, как это происходило.

Какую съемочную группу задействовали?

— Над проектом «Поэзия» работала съемочная группа, с которой я работаю на большинстве проектов. Это люди, которым я полностью доверяю, которые близки мне по духу и взглядам, в которых я полностью уверен. Продюсер Рустам Бекмуратов, второй режиссер Александра Атаманчук, художник по гриму Екатерина Еремина, звукорежиссер Олег Кравченко. И конечно оператор-постановщик Михаил Кричман. С Михаилом мы работали впервые. Я немного переживал перед нашей первой встречей, поскольку с большим уважением отношусь к работам этого человека (фильмы «Изгнание», «Елена», «Овсянки», «Левиафан» и другие) и считаю его одним из лучших операторов-постановщиков в современном российском кинематографе. Волнение мое легко объяснимо. Но Михаил показал примеры того, что можно сделать в кадре и как это визуализировать, и волнение мое прошло, стало понятно, что мы мыслим в одном направлении. Более того, и мне видится это важным, Михаил своими предложениями усилил сам проект, то есть показал некие новые направления, о которых я в процессе работы не задумывался. А это очень важно, когда вы работаете в команде. Команда должна усиливать изначальный замысел.

 — Много ли меняется в сценарии в процессе съемок и почему?

 — У всех режиссеров разные методы работы: кто-то снимает строго по написанному, кто-то дает максимально импровизировать актерам. От этого собственно и зависит насколько сильно меняется сценарий в процессе съемок. Мне очень нравится цитата Сергея Бодрова младшего «Фильм — это энергия людей, которые над ним работают». Я уверен, что съемочная группа вся должна быть задействована в творческом процессе, каждый участник должен привносить что-то в конечный результат. Все должны вариться в этом общем «творческом бульоне». И задача режиссера пустить в кадр все, что может сделать проект сильнее и лучше, а все необязательное и проходное — отсечь. Процесс живой и пластичный, его не нужно загонять в жесткие рамки раскадровок. Так, например, в Маяковском не было в финале кадра с зеркалом, в котором отражается Лиля Брик. Этот кадр был придуман на площадке оператором-постановщиком Михаилом Кричманом, но представить Маяковского без этого кадра я теперь себе не могу.

—  Жаль, что не будет следующей «серии«

— Все, что хотелось сказать, сказано. Не нужно заниматься повторением пройденного формата. Нужно придумывать новые идеи и реализовывать их, в этом развитие. Например, в процессе работы над Маяковским возникла мысль о том, что нужно поставить по Маяковскому балет. Интересно посмотреть, как танец может раскрыть драматический образ поэта. Вот над этим и будем сейчас работать.

— А сама «Поэзия» ради «Поэзии»?

— Многие мои знакомые, когда узнавали об этом проекте, искренне недоумевали и спрашивали «а зачем»? Ну, вот ты зачем это снимаешь? В чем цель? Это же «никуда не пристроить». Ответ был всегда один — ни в чем, иногда, надо для искусства что-то делать, а не только фуагру по ресторанам есть.

Благодарим режиссера Алексея Карпова за потрясающую работу и интереснейшее интервью!

Витковская Юлия

ВОГинфо.ру

0
0
голоса
Рейтинг статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии