Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

В поисках тишины

Дневник моего путешествия в страну глухих

Я росла любознательным и крайне впечатлительным ребёнком. Помнится, одним из зимних вечеров, когда вся семья собиралась возле телевизора, мой взгляд приковала необычная картина – в углу экрана синхронно с диктором «разговаривала руками» женщина. Это произвело на меня сильное впечатление и вызвало живой интерес.

– Мама. Как это тётя ручками разговаривает?

– Барби (мое полное имя Барбара), она рассказывает новости для людей, которые не слышат.

Детский взгляд метался от диктора к загадочному персонажу на маленьком экранчике, стараясь уловить закономерность. Я с нетерпением ждала каждого выпуска новостей. И вот я уже знаю, как тётя говорит «здравствуйте», «до свидания», «страшно».

С тех пор прошло некоторое время. Мы собирались в Германию к моей бабушке. Вот мы уже в аэропорту Франкфурта. Затем приехали в небольшой городок, где я потом проводила много времени. Как-то я заметила у бабушки за ухом странную дужку. Когда я подросла, мне объяснили, что бабушка плохо слышит, и это слуховой аппарат. Мне было до слёз жаль мою бабушку. Тогда у меня закрался страх – вдруг я резко перестану слышать. Спустя годы детское опасение меня, разумеется, покинуло…

В 2007 году меня угораздило попасть в больницу. Судорожно и торопливо собирались: мама с братом думали, что может мне там понадобится. Так как без рисования не обходился не один вечер – я успела схватить блокнот и карандаш.

И вот я на месте в обнимку с капельницей. Ко мне подошла женщина с малышом, чтобы помочь разобрать мои вещи. Я поздоровалась и заговорила с ней, но вдруг заметила, что она меня не поняла, точнее не услышала вовсе. Сначала было неясно – как же объясниться? Вот и пригодился мне блокнотик. Я писала ей – она мне. Взглянув на мой рисунок – молодая мама указала на меня с вопросительным выражением лица, изобразив, как мне показалось, грусть. Я утвердительно качнула головой.

Её выписали раньше меня. Жаль, что мы не обменялись адресами. К тому времени я уже хорошо понимала ее просьбы и сама могла кое-что сказать на жестовом языке. Я поправилась, вернулась домой, и мой детский интерес, похоже, возродился…

Помню, как в 2013 году, когда моя приятельница работала в студии красоты администратором, я ее часто навещала.

– Присмотри, пожалуйста, за приёмной! Мне нужно выйти! – донеслось с лестничного пролёта.

Я села стеречь вещи и если что была готова подойти к телефону. И тут в небольшой коридорчик вошли две девушки. Я поприветствовала их. А они заговорили между собой жестами. Смекнув, я протянула им листочки-стикеры, ручку, и каталог татуировок. Заварив чай на троих, я стала показывать работы мастеров. Общение получилось тёплым, но при этом я ощутила ужасную беспомощность…

Мы попрощались, и буквально через полчаса ко мне подошла еще одна девочка, подозвав меня рукой. Она, не говоря ни слова, что-то набирала на своём планшете. Мне сразу стало понятно, что передо мной ещё одно «дитя тишины». Ее интересовали цены татуировок. Посетительница, вероятно, приняла меня за работника студии. Она хотела себе татуировку. Я поинтересовалась ее возрастом, а тут как раз подошла еще ее подружка. Девочке не было 18 лет, и мы пришли к компромиссному решению – сделать изящный рисунок на День её рождения. Попрощавшись со всеми я побрела по мокрым улицам. В лужах отражалось пасмурное небо. Мысли о беспомощности снова подступили ко мне.

Вечер я провела во всемирной паутине в поисках уроков жестового языка. Сначала там предлагалось изучение дактильной азбуки, затем простых жестов. Я с жадностью впитывала новые знания. Один день – я, стоя у зеркала, успешно показывала тексты при помощи азбуки в сочетании с артикуляцией губ. Самые простые жесты запоминались тоже с лёгкостью, так как можно было уловить их внутреннюю логику.

В это новое увлечение я бросилась как в омут с головой. Но всё-таки очень хотелось испытать умения на практике. На вечерней улице я обнаружила компанию молодых людей. Издалека были видны быстрые движения рук. Моё предположение подтвердилось. Парни с недоумением смотрели в мою сторону – вероятно из-за моего счастливого до глупости выражения лица.

– Здравствуйте, можно с вами познакомиться? – прерываясь на каждом знаке, показала я.

Сразу же последовал вопрос: «Глухая?»

– Нет.

– Откуда знаешь жесты?

– Хочу изучать жестуно.

Меня сразу же поправили, объяснив, что язык глухих – не «жестуно», а жестовый язык (показав соответствующий жест). Затем все представились по именам. Благо, поняла, а то переспрашивать было неловко…

Мы пообщались и обменялись номерами мобильников и адресами в Интернете. После длительной беседы, я возвращалась домой как «на крыльях».

На следующий день состоялся шахматный турнир в спортивном клубе нашего города. Поскольку мои мысли были заняты явно не ферзевыми гамбитами – его я с треском провалила. Но я совсем не расстроилась…

Спустя недели две я снова увидела глухих. На этот раз в супермаркете. Поводом для беседы стал вопрос: «Извините, который час?» Так я узнала Артёма. Меня восхитила его жизнерадостность, несмотря на кажущуюся нам, слышащим, ужасной – потерю слуха. Мы частенько прогуливались по городу. Меня, о ужас, даже удалось привести в спорткомплекс. До этого моим спортом было плавание… в ванной. На фотографиях в сети я обнаружила его медали. Моему восхищению просто не было предела.

Район, в котором я живу, всё больше расширяется. Там мне также удалось подружиться с глухими людьми. Интересно: оказывается, глухие все знают друг друга в городе. Как они сплочённо держатся друг за дружку! Нам бы брать пример. Но ведь не стоит ограничиваться тесным кругом общения. Отменим границы?

Барбара Ляйдемер,
Витебск, Беларусь

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.