Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

Учить и учиться!

В день учителя: педагог о своей профессии

Во время занятия в реабилитационном центре


Никогда не думала о том, что буду работать в школе, даже когда училась в педагогическом университете на факультете сурдопедагогики. Но однажды куратор нашей группы сказала, что одной школе для глухих и слабослышащих требуется учитель – и я вызвалась первая.

К тому моменту я уже имела представление о жестовом языке, но только самое элементарное, что удалось почерпнуть из редких занятий по ЖЯ в университете и курсов начального ЖЯ.

И было мне очень страшно. Каково это – быть учителем? Это ведь не только должность, работа… Учитель – это тот человек, который не просто рассказывает детям о предмете, он рассказывает им о жизни. О своем отношении к ней. Так или иначе, учитель передает детям свой взгляд на мир. Какая же это ответственность! Достойна ли я этой профессии? А ученики-то еще и глухие. Cмогу ли найти к ним подход? Объяснить предмет? Просто пообщаться, в конце концов?

Кроме этих вопросов, меня мучили слухи, которые ходили в университете. Мол, всех молодых учителей в школе ни во что не ставят, врываются на уроки с проверками, всячески игнорируют, отказывают в помощи.

С тяжелым сердцем я пришла в храм за благословением батюшки. Как сейчас помню этот день. «Батюшка, я очень переживаю. Иду работать учителем в школу для глухих детей. Как я там буду? Как справлюсь? Получится ли у меня?». Ответ священника был таков: «Ничего не бойся. Люди тебе помогут». Так и получилось…

Предложили работать учителем русского языка и литературы, а также быть классным руководителем. Никогда не забуду свой первый день в школе. Подошла к своему классу. Представилась: «Теперь я ваш классный руководитель и учитель русского языка». Дети уже достаточно взрослые – 12-13 лет, подростки. Забегая вперед, хочу сказать, что у нас с ребятами было много всего: и грустное, и смешное, и ругались мы, и радовались вместе, но отношения сложились хорошие. Я очень полюбила своих первых учеников, надеюсь, и они меня тоже.

С этого дня началась моя работа в школе. Слухи про отношение к молодым учителям не подтвердились. Особенно в первый год моей работы: каждый педагог пытался как-то посодействовать мне. Никто не отказывал в помощи. И руководство, и учителя по возможности отвечали на возникающие вопросы, пытались помочь. Коллеги-«русисты» советовали, как лучше преподнести материал.

Вопроса, использовать ли ЖЯ на уроках или нет, не стояло. Сразу решила: ЖЯ необходим (хотя в то время использование ЖЯ на уроках было «неофициальным»). Без него бывает просто невозможно передать переживания героев, юмор, мораль, а ведь именно этим ценны литературные произведения. Дети зачастую не понимают идиом, красочности и большого количества оборотов, эпитетов русского языка, который по праву считается одним из самых сложных для изучения во всем мире. Вот тут ЖЯ как раз и приходит на помощь. На уроках грамматики жестовый язык тоже помогает: детям становятся понятнее некоторые грамматические категории в русском языке, если проводить аналогию с жестовым.

Но мы не должны забывать о русском языке. Жестовый язык – язык совершенно полноценный. Но и родитель, и ребенок, в большей степени, конечно, родители, должны отдавать себе отчет в том, что необходимо хорошо владеть русским языком.

Родителям и учителям нужно действовать в тандеме. Отношения их должны строиться на взаимопомощи и доверии. Необходимо должное уважение к роли учителя и со стороны ребенка, и со стороны родителей.

Что для меня самое приятное в работе учителя? Учитель – это не та работа, о которой можно забыть, придя вечером домой. Учитель – это постоянный творческий процесс, постоянный поиск. Как интересней, понятней преподнести материал? Да так, чтобы свои знания ребенок мог применить в жизни. Какое счастье для учителя видеть, что его работа не прошла зря! Ученики растут, становятся грамотнее, умнее. Вместе с ними развиваются и учителя.

Стоит сказать о трудностях – все-таки обучение в школах глухих не совсем похоже на обучение в массовых школах. В классе 6-9 человек, волей-неволей между учеником и учителем складываются очень личные и близкие отношения. Все неудачи и радости учеников пропускаешь через себя. Иногда эмоциональное напряжение просто зашкаливает. А как иначе? Ведь любой человек, а особенно ребенок, чувствует, искренни ли с ним. Тут многое зависит от педагога: умеет ли он действительно выслушать ребенка, встать на мгновенье на его сторону, даже если ученик что-то натворил? За время моей работы в школе приходилось решать много проблем, напрямую не связанных с преподавательской деятельностью. Приходилось быть и учителем, и социальным работником, и психологом. Кроме этого было невероятное количество «бумажной» работы, которой прибывало чуть ли не с каждым месяцем. Отчеты, сводные таблицы… Чтобы съездить с детьми на экскурсию, необходимо было подготовить целую кипу документов. Постоянно возникал вопрос: неужели нельзя без этого обойтись? Преклоняюсь перед учителями, которым удавалось справляться со всем этим легко и красиво. В нашей школе таких педагогов было немало. У них и все отчеты готовы вовремя, и уроки невероятно интересные, и с учениками прекрасные отношения. Со стороны все выглядит так естественно и просто. А мне проще провести 7 уроков, чем заполнить даже небольшую кипу бумажек…

Теперь я работаю в реабилитационном центре для детей с КИ. Меня расстраивает, как  отношение многих глухих людей к кохлеарной имплантации, так и отношение большинства слышащих семей, в которых растет ребенок с КИ, к жестовому языку. В большинстве случаев это полное отрицание. Одни говорят: «ЖЯ – это не для нас! Это плохо!», другие: «КИ – это не для нас! Это плохо!» А почему плохо? Просто потому, что… плохо.

КИ – это великое изобретение, которое действительно может очень помочь человеку. Это никакое не превращение человека в робота или киборга (как говорят те, кому нравится ориентироваться на слухи, а не на научные представления). Не говоря уже о том, какой огромный вклад вносит КИ в развитие детей с дополнительными нарушениями, такими как слепота или тяжелые формы ДЦП.

Как многие глухие люди не хотят признавать КИ, так и слышащие не хотят искать компромисс, забывая о том, что их малыш рожден глухим и, даря ему возможность слышать, лишать его возможности познакомиться с культурой глухих и жестовым языком, по моему мнению, все-таки неверно.

В этот праздничный день я бы хотела сказать о том, что мы все должны постараться быть друг для друга и учителями, и учениками одновременно. Давайте будем терпимее друг к другу. Давайте дадим шанс и той жизненной позиции, которая кардинально отличается от нашей. Надо всеми силами пытаться понять другого человека, принять его мнение. Не стоит делить мир на черное и белое, лучше просто выслушать, может быть в словах оппонента будет то, что поможет вам изменить себя в лучшую сторону.

Людмила Мельникова

От редакции сайта хотим добавить, что очень приятно встретить не только воодушевленного педагога, но и учителя, который считает необходимым и даже обязательным использование русского жестового языка в процессе реабилитации глухих детей. Хочется верить, что таких преподавателей со временем станет больше.

Присоединяемся к поздравлениям автора в адрес наших замечательных учителей – молодых и ушедших на заслуженный отдых! Мы вас помним и любим!

ВОГинфо.ру

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.