Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

Как это было на самом деле

В декабре 2012 года перед самым Новым годом президент России Владимир Путин подписал закон о повышении статуса русского жестового языка. Всероссийское общество глухих шло к этому долгие десять лет. О том, что руководству и специалистам ВОГ пришлось преодолеть на пути к достижению этой цели, специально для сайта ВОГинфо.ру рассказал президент ВОГ Валерий Рухледев.


— Долгожданный Закон о статусе русского жестового языка принят. Этому историческому событию предшествовала напряженная работа, занявшая у Вас почти 10 лет…

— Вы имеете в виду — с момента моего избрания президентом ВОГ в 2003 году?

— Да, Вы же сразу поставили вопрос о повышении статуса ЖЯ, и впоследствии сделали его одним из приоритетов политики ВОГ.

— В моей предвыборной программе об этом было заявлено четко и недвусмысленно. Если помните, я тогда шел на выборы с двумя лозунгами: «Забота об инвалидах должна стать государственной!» и «Жестовому языку — государственную поддержку!». Как неслышащий, я всегда понимал роль и значение ЖЯ в жизни глухих, поэтому в своей избирательной кампании на пост президента ВОГ поднял этот важный вопрос.

— Как же проходила работа, и с чего она начиналась?

— Для того, чтобы Вам было легче понять последовательность и объем проделанной работы, я бы разделил ее на три этапа — назовем их: начальный, основной и заключительный.

В советское время в системе ВОГ и ВЦСПС работали более 5,5 тысяч переводчиков ЖЯ, которые обслуживали глухих и на производстве, и в социально-бытовой сфере. А проблем с переводом, оплатой труда и социальной защищенностью переводчиков просто не было. Но СССР развалился, со сменой политического строя разрушилась вся социальная система страны, в результате резкого сокращения численности переводчиков пострадали и глухие. Именно тогда проблемы жестового языка приобрели особое значение, так как ухудшилась жизнь тысяч инвалидов по слуху. ВОГ, не имея достаточных собственных ресурсов, не могло обеспечить полноценный процесс подготовки кадров и достойную зарплату переводчикам ЖЯ.

— Но ВОГ что-то делало, чтобы исправить ситуацию?

— На начальном этапе активность международного сообщества инвалидов привела к тому, что уже в 1993 году Генеральной Ассамблеей ООН были приняты Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов. Они не имели обязательной силы, но, тем не менее, свидетельствовали о серьезных обязательствах морального и политического характера, взятых на себя государствами в отношении инвалидов. После чего уже  в 1995 году в России был разработан и принят новый федеральный закон №181 «О социальной защите инвалидов в РФ», который во многом опирался на принципы, заложенные в Стандартных правилах ООН. В новом российском законе, были предусмотрены статья 14 и статья 19, где был прописан статус ЖЯ «как средства межличностного общения», также говорилось об образовании инвалидов и предоставлении услуг по сурдопереводу. В то время даже такое признание ЖЯ было большим событием, это потом годы спустя стало ясно, что закон почти не работает, а указанный статус тормозит развитие ЖЯ, так как исключает его государственную поддержку и соответственно создание полноценной системы оказания услуг по переводу.

В начале 90-х профессор Г. Зайцева и ее коллеги разработали учебные программы по русскому жестовому языку и создали экспериментальный билингвистический класс на базе специальной школы №65 в Москве, чтобы потом распространить опыт своей работы. В конце 90-х А. Комарова создала «Центр социально-педагогических проблем образования глухих и жестового языка» (ЦОГ и ЖЯ), который разрабатывал и издавал словари ЖЯ, в том числе и в формате видео. Благодаря усилиям руководства МГО ВОГ, Правительство Москвы приняло постановление «Об  оказании  помощи  инвалидам по слуху г. Москвы». Начиная с 2000 года «Учебно-методический центр ВОГ» под руководством Л. Осокиной стал активно проводить курсы повышения квалификации переводчиков системы ВОГ. В 2001 году в Москве состоялась организованная МГО ВОГ и Центром ОГ и ЖЯ конференция «Русский жестовый язык и проблемы перевода», где впервые были обозначены трудности, с которыми сталкивались переводчики ЖЯ в своей работе, а также подняты вопросы о подготовке предложений, дополняющих и развивающих положения о статусе ЖЯ в ФЗ «О социальной защите инвалидов». В 2003 году рабочая группа, в составе которой были вице-президент ВОГ Н.С. Чаушьян, специалисты Управления социальной реабилитации ВОГ В.И. Антипов, А.В. Иванов, а также А.А. Комарова, подготовила ряд предложений в Правительство РФ о необходимости решить существующие проблемы. В том же году состоялась межрегиональная конференция «Русский жестовый язык: статус и аспекты развития», которая была инициирована Комитетом по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы РФ. Участники конференции заявили о необходимости изменить статус жестового языка и что инвалидам по слуху должны оказываться услуги за счет государственных средств. К общей работе подключились известные политики — депутат от блока «Родина» С. Глазьев и депутат Государственной думы А. Чуев. Последний дважды пытался вынести законопроект по изменению статуса ЖЯ на рассмотрение Государственной думы, но, к сожалению, у него ничего не получилось. Наступило некоторое затишье.

— Что же тогда не пошло, при такой активности и поддержке депутатов?

— Став президентом ВОГ, я тоже задавался этим вопросом. И пришел к выводу, что Москва, которая всегда находилась на острие социальных преобразований, — это еще не вся Россия, а законопроект не встретил понимания у Госдумы, потому что оказался недостаточно проработан и обоснован — и такую серьезную проблему, как повышение статуса «русского жестового языка», наскоком решить нельзя. Тут нужен системный и комплексный подход. Необходимо было, задействовав ресурсы ВОГ и его региональных отделений, проанализировать ошибки и положительный опыт уже проделанной работы, обосновать необходимость решения проблемы так, чтобы было понятно каждому: для чего это нужно и сколько это стоит, определить приоритеты и задачи на пути к достижению нашей цели. И заручиться поддержкой международной общественности, наладить взаимодействие со всеми ветвями российской государственной власти. С этого и начался второй — основной — этап.

— Это же огромный объем работы!

— Конечно. Но, если в некоторых странах на признание жестового языка уходило до 40 лет, у нас же получилось за 10 лет. Скажу больше, даже среди председателей РО ВОГ были скептики, которые считали эту задачу невыполнимой, но большинство поддержало меня, и я благодарен им за доверие.

— Помню, в октябре 2003 года, став президентом ВОГ, Вы приняли Общество не в лучшем экономическом состоянии. В 2004 году трудности лишь усугубились — чего только стоила  инициатива Минздравсоцразвития РФ по монетизации льгот и ограничению степеней трудоспособности инвалидов! Работа по решению проблем ЖЯ притормозилась?

— Работа не ослабевала. Действительно, мне пришлось мобилизовать и направить все силы актива ВОГ и сотрудников аппарата на обновление и реструктуризацию системы Общества, а также на борьбу с «монетизацией льгот». В этот тяжелый период было жесткое противостояние Минздравсоцразвития РФ и общественных организаций инвалидов. Ни одного предложения по расширению Федерального перечня ТСР и услуг, которые подготовило ВОГ,  проводивший  политику жесткой экономии государственных средств министр М. Зурабов не поддержал. ВОГ остро нуждался в обновлении кадров, в изучении положения глухих и деятельности председателей РО на местах. Поэтому я стал выезжать в регионы. В этих поездках я увидел и осознал реальные масштабы существующих проблем. В числе самых острых были дефицит переводчиков, низкое качество образования глухих и чуть ли не тотальная безработица. Отсутствие официальной статистики по глухим только усугубляло сложившуюся ситуацию. Стало ясно, что иного пути нет. Только повышение статуса жестового языка могло обеспечить государственный подход к подготовке переводчиков ЖЯ и формированию в России полноценной системы социальной защиты инвалидов по слуху.

Кстати, в одной из таких поездок я познакомился с зам. председателя Приморского РО ВОГ, который произвел на меня впечатление своими предложениями по совершенствованию работы ВОГ. Это был Вадим Иванченко, коммуникабельный и образованный, из семьи глухих, хорошо владеющий ЖЯ. Позднее я пригласил его работать на должность начальника отдела международных связей аппарата ВОГ, а впоследствии он стал моим соратником и помощником, который и сегодня оказывает неоценимую помощь в моей работе.

— Действительно, с приходом В. Иванченко в аппарат ВОГ активизировались международная деятельность, взаимодействие с Всемирной Федерацией глухих, другими международными организациями и государственными структурами. В этом был замысел?

— Да! Дело в том, что к началу 2005 года в недрах ООН уже был создан Специальный комитет по разработке Конвенции о правах инвалидов. Информация об этом поступила к нам от ВФГ. Международная Конвенция — это правовой документ, который преобладает над национальными законами, а значит, у нас появился шанс изменить существовавший в России статус ЖЯ через Конвенцию ООН, но для этого надо было принять участие в работе Специального комитета. И мы этот шанс не упустили! Отдел международных связей ВОГ провел консультации с МИД России…

— Сложно было добиться включения представителей ВОГ в состав российской делегации?

— Еще бы! Формированием российской делегации для участия в работе Специального комитета ООН занимался Минздравсоцразвития РФ, а его возглавлял одиозный М. Зурабов. Попасть в ООН не удалось ни одной организации инвалидов России, кроме ВОГ. Директор Департамента правовой и международной деятельности Минздравсоцразвития С.П. Лукьяненко (ныне покойный) оказался давним поклонником моих спортивных успехов, и, узнав о том, для каких целей это нужно, сделал все возможное, чтобы включить нас с В. Иванченко в состав российской делегации. В дальнейшем мы принимали участие в работе Спецкомитета ООН уже на основании Постановления ЦП ВОГ и Распоряжения Председателя Правительства РФ М. Фрадкова.

— А кто входил в состав делегации?

— Мы принимали участие в работе трех последних и самых важных сессий Спецкомитета ООН, первую делегацию возглавлял руководитель Росздрава В. Прохоров, а позже — зам. министра здравсоцразвития РФ Л. Глебова. В состав делегации также входили представители Главного правового управления Президента РФ, Аппарата Правительства РФ, Министерства иностранных дел РФ, Минэкономразвития и торговли РФ, Министерства образования РФ и Министерства культуры РФ, Федерального бюро медико-социальной экспертизы, все — чиновники высокого ранга.

Надо сказать, что в разработке Конвенции о правах инвалидов принимали участие более 180 официальных делегаций, также под лозунгом «Ничего о нас без нас» в качестве приглашенных экспертов приняли участие десятки международных и национальных организаций инвалидов со всего мира. Сообщество глухих представляла Всемирная федерация глухих в лице президента М. Йокинена и почетного президента Л. Кауппинен, а также руководители организаций глухих из Австралии, Японии, Кореи, ЮАР, Чили, Венесуэлы, Колумбии, Кувейта, Гвинеи и Италии.

При этом я был единственным из глухих, кто имел право выступать от имени страны. Помню радостное удивление президента ВФГ М. Йокинена, когда он при встрече в ООН узнал, что я имею такие полномочия. Мы сразу же договорились, что будем использовать эту возможность и помогать друг другу в продвижении общих интересов.

Мое выступление с трибуны ООН состоялось 5 августа 2005 года; в ответ на возражения официальных представителей Китая, Индии и Тайланда по вопросу использования ЖЯ в процессе образования и в официальных контактах с властями, я сразу же объяснил присутствующим роль и значение ЖЯ и сурдопереводчиков в жизни глухого человека, после чего возражения против ЖЯ были сняты не только по статье 24 «Образование», но и по статье 9 «Доступность». Мое выступление получило одобрение руководства ВФГ и глухих коллег из других стран.

— Какой была реакция российского правительства на Ваше выступление в ООН?

— Уже 30 декабря 2005 года Правительство РФ, рассмотрев ранее разработанные предложения ВОГ, внесло в «Федеральный перечень технических средств реабилитации и услуг» дополнительный пункт 26 «Предоставление услуг по сурдопереводу». Это была наша первая победа. Уже тогда мне стало понятно, насколько эффективным может быть участие в международной деятельности ООН.

— И тогда Вы решили, что ВОГ полезно иметь Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН?

— Статус — важный инструмент для решения острых проблем в России, но эту задачу мы решили позже, в 2007 году.

В то время, как другие международные организации инвалидов лоббировали свои интересы, мы, глухие, действовали по своему намеченному плану: в кулуарах и во время консультаций в ООН продвигали интересы глухих, разъясняя суть проблем и призывая представителей делегаций голосовать за наши поправки в текст Конвенции. Эта работа принесла свои плоды. На последующих  сессиях Специального комитета ООН в феврале и августе 2006 года, совместными усилиями руководства ВФГ и коллег удалось включить в статью 2 «Определения» текста Конвенции понятие «язык», которое включило в себя речевые и жестовые языки, а также — в статью 21 «Свобода выражения мнений и доступ к информации» пункт о необходимости признания и поощрения использования жестовых языков.

Все это время рядом со мной работал В. Иванченко, он переводил для меня, а также проводил разъяснительную работу среди членов российской делегации (последние поначалу занимали отрицательную позицию в отношении жестовых языков, но со временем изменили свое мнение).

После того, как нашему правительству пришлось отреагировать на мое предыдущее выступление, руководитель российской делегации Л. Глебова не очень хотела, чтобы я выступал еще и по статье 30 «Участие в культурной жизни, проведении досуга, отдыха и занятии спортом», так как эта статья являлась одной из ключевых в тексте Конвенции. Но, после консультаций с членами российской делегации, при поддержке руководства ВФГ, нам все же удалось переубедить Л. Глебову. В своем выступлении я обосновал необходимость признания особой культурной и языковой самобытности глухих. Кстати, Вы, Виктор Александрович, тоже подключались к составлению моего доклада, помните? По моей просьбе Вам по телефону из штаб-квартиры ООН писал Вадим Владимирович, и Вы диктовали ему тезисы по социокультурным особенностям сообщества глухих?

— Да, помню, это было в режиме on-line…

— Можно сказать, Вы как член команды тоже внесли свой вклад в этот важный документ.

26 августа 2006 года работа над Конвенцией о правах инвалидов была закончена, Председатель Специального комитета ООН — полномочный посол Новой Зеландии Дон Макай отдельно выразил руководству ВФГ и мне лично свою признательность за активную работу, а через 4 месяца, 13 декабря 2006 года, Генеральная Ассамблея утвердила этот значимый для всех инвалидов документ. Нам оставалось ждать, когда Россия ратифицирует Конвенцию о правах инвалидов, придав ему статус федерального закона РФ. Лишь после этого мы могли приступить к решению главного вопроса о статусе русского жестового языка.

— Можно ли считать, что в тот период Вы приобрели важный дополнительный опыт?

— Безусловно! Был получен огромный опыт, пришло понимание того, как устроены механизмы принятия государственных решений. В процессе совместной работы в ООН я приобрел союзников в лице представителей государственных структур. В дальнейшем уже в России эти люди консультировали меня и помогали ВОГ в работе над законопроектом о статусе русского ЖЯ. Проникшись пониманием нашей проблемы, они были готовы помогать нам в будущем. Именно консультации с представителями ГПУ Президента РФ и Аппарата Правительства РФ позволили нам сделать вывод о том, что достаточно повысить статус русского ЖЯ в рамках закона «О социальной защите инвалидов в РФ», а не ломать копья в борьбе за включение ЖЯ в закон о языках народов России. Эту важную подсказку мы и использовали в своей будущей работе. Она сработала на все сто.

— Как же процесс пошел дальше?

— У нас, конечно, не все замыкалось на международной деятельности. Региональные отделения вели полномасштабную социальную работу. На тот момент сохранялась  проблема, связанная с оформлением ИПР для глухих и услугами по сурдопереводу. Правительство РФ услуги по сурдопереводу в Федеральный перечень внесло, а вот механизмы предоставления этих услуг, нормативную базу, как нарочно, не прописали. И в результате глухих и переводчиков в регионах лихорадило более чем полтора года. Региональные власти отказывались помогать нашим переводчикам, ссылаясь на то, что услуги по сурдопереводу  включены в Федеральный перечень, а, значит, должны оплачиваться из федерального бюджета. Проблема была серьезной. По моему поручению, аппарат ВОГ срочно разработал и представил в Минздравсоцразвития РФ предложения по механизму предоставления и оплаты переводческих услуг, но министр М. Зурабов наши предложения положил под сукно. Тут я опять вспомнил об эффективности международных мероприятий. В октябре 2006 года во время празднования 80-летия нашей организации мы собрались совместно с президентом ВФГ, членами Совета ВФГ, всеми председателями РО ВОГ и приняли решение о проведении в мае 2007 года Международной конференции  «Лингвистические права глухих». Учитывая, что к тому времени уже активно действовала Общественная палата РФ, созданная Президентом РФ в целях осуществления общественного контроля за действиями государственной власти, то я решил подключить и ОП РФ, тем более, что с А. Очировой, руководителем комиссии по социальным вопросам, лично у меня сложились хорошие рабочие отношения, и Александра Васильевна дала согласие провести слушания по проблемам РЖЯ в ОП РФ. За это я ей лично очень благодарен.

— Да, мы все помним эти события.

Международная Конференция состоялась в 22-23 мая  2007 года в Останкино с участием представителей ООН, Совета Европы, ВФГ, Всемирной ассоциации переводчиков жестового языка и других национальных организаций глухих, Администрации Президента РФ, депутатов Государственной Думы РФ, Минздравсоцразвития РФ,  специалистов  и экспертов по проблемам ЖЯ из многих стран мира, а также наших переводчиков и председателей РО ВОГ. В рамках этой конференции прошла встреча международных гостей с Председателем Совета Федерации ФС РФ С. Мироновым, на которой мы поставили перед ним вопрос о поддержке РЖЯ.

— Одним из самых интересных выступлений был доклад доктора филологических наук А. Кибрика о начатых в МГУ лингвистических исследованиях жестового языка…

— Еще бы! Именно он, как сотрудник Института языкознания РАН, обратил внимание на ненормальность положения, когда русский ЖЯ, которым владеют сотни тысяч глухих россиян, имеет статус ниже, чем языки немногочисленных народов России, и главное — Андрей Александрович — сформулировал это как ученый. И еще именно он озвучил необходимость участия глухих, как носителей РЖЯ во Всероссийской переписи населения 2010 года, что впоследствии и было нами и Росстатом сделано. В лице А. Кибрика мы получили серьезную поддержку от российской науки.

— В чем роль и значение этой конференции?

— Участники конференции, кроме того, что обобщили существующий международный и российский опыт по отстаиванию лингвистических прав глухих, также приняли Резолюцию, в которой обратились к российскому правительству и парламенту страны с просьбой скорейшего подписания и ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов, а также с просьбой обратить внимание на проблемы РЖЯ и оказать ему меры государственной поддержки. Почти через две недели, 15 июня 2007 года, мы обсуждали Резолюцию международной конференции уже на слушаниях Общественной палаты РФ. И на основе нашей Резолюции подготовили Рекомендации ОП в адрес Правительства, где указали на то, что реализация услуг по сурдопереводу уже полтора года блокируется отсутствием механизмов и необходимых нормативных документов о порядке оказания и оплаты услуг, в результате чего страдают инвалиды по слуху по всей стране. 

Кстати, тогда во время слушаний впервые было отмечено, что у глухих и слепоглухих отсутствует статистика и официальный статус — «инвалид по слуху».

Совместно с А. Очировой, которая на тот момент была еще и членом Президиума Совета при Президенте РФ по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, мы составили пакет документов, приложили Резолюцию Международной конференции и Рекомендации ОП РФ и направили в адрес Первого вице-премьера правительства РФ Д. Медведева… и вскоре вопрос был решен! 25 сентября 2007 года своим Постановлением №608 Правительство РФ утвердило  Правила предоставления инвалидам услуг по сурдопереводу за счет средств федерального бюджета. Это была наша очередная победа на пути к главной цели. Тогда же из Правительства наконец-то ушел М. Зурабов.

А. Очирова и В. Рухледев, 2007 г.


 — А что было сделано после конференции?

— В регионах наши отделения ВОГ вовсю отрабатывали систему оказания переводческих услуг, но конкурсная система формирования цены и распределения контрактов на оказание услуг по переводу оказалась далека от совершенства, она и сегодня нам мешает работать. Как только финансирование услуг по переводу стало производиться за счет государственных средств, так сразу же появились разного рода переводчики-самозванцы и фирмочки, которые хлынули осваивать, как им казалось, легкие деньги. И опять наши глухие пострадали от недобросовестных людей, некачественных услуг. ВОГ вынуждено было поставить перед государством вопрос о контроле качества услуг и подготовке переводческих кадров с выдачей документов государственного образца.

Нам нужно было дать понять Правительству РФ, что недостаточно просто предусмотреть финансирование на оказание услуг — требуется создать еще и систему подготовки переводческих кадров — для того чтобы государственные средства расходовались эффективно и услуги были качественными. Тут мы подошли к очень важному вопросу о подготовке кадров на базе высшего образования: переводчиков могут готовить только квалифицированные преподаватели, а тех, тем более лингвистов, могут выпускать только ВУЗы. Вот и опять встал вопрос о недостаточном статусе РЖЯ и о его роли в образовании глухих.

— В тот период Министром образования и науки РФ был А. Фурсенко… Нетрудно себе представить, как тяжело было найти взаимопонимание с министерством.

— Взаимопонимания просто не было. Но 24 сентября 2008 года в Нью-Йорке Министр иностранных дел РФ С. Лавров подписал от имени России акт о присоединении к Конвенции о правах инвалидов. Кстати, МИД России, оценив вклад ВОГ в международную деятельность, пригласило меня и В. Иванченко принять участие в этом мероприятии — незабываемый был момент!

Министр иностранных дел России С. Лавров подписывает акт о присоединении к Конвенции ООН. В. Рухледев – крайний справа.


 После этого начался процесс подготовки ратификации  Конвенции о правах инвалидов в России. Уже в декабре 2008 года Указом Президента РФ Д. Медведева был создан Совет при Президенте РФ по делам инвалидов. Совет возглавил глава администрации Президента РФ С. Нарышкин, а в состав вошли новый министр здравоохранения и соцразвития Т. Голикова, видные политические и государственные деятели страны, в том числе депутаты Государственной Думы из числа инвалидов М. Терентьев, О. Смолин, А. Ломакин-Румянцев и, конечно же, мы, руководители общественных организаций инвалидов. На первом же заседании Совета 7 апреля 2009 года, на котором присутствовал Президент Д. Медведев, я поставил вопрос о необходимости подготовки преподавателей и переводчиков РЖЯ на базе высшего образования. Мой вопрос и целый ряд других, среди которых были просьбы о скорейшей ратификации Конвенции о правах инвалидов и создании в России органа исполнительной власти по делам инвалидов, были услышаны Президентом России, и он дал поручения Правительству РФ проработать вопросы с участием общественных организаций инвалидов. Ратификация Конвенции была запланирована на 2012 год, также было решено разработать Государственную программу «Доступная среда». В начале 2010 года Минздравсоцразвития РФ создал Департамент по делам инвалидов, а вот мы со своей просьбой об организации государственной системы подготовки переводческих кадров уперлись в глухую стену непонимания со стороны Минобрнауки России.

— Известно, что в рамках деятельности Совета Вы возглавили Комиссию по образованию и социокультурной реабилитации инвалидов?

— Да, я принял предложение председателя Совета С. Нарышкина и возглавил эту комиссию, но возглавил не один, депутат О. Смолин, который  являлся зам. председателя Комитета образования в Государственной Думе, дал согласие на мое предложение быть моим заместителем в этой комиссии.

— Мы все помним, что депутат О. Смолин вызывал на «дуэль» министра образования А. Фурсенко прямо в зале заседаний Государственной думы. Он тогда очень болезненно реагировал на разрушение лучшей в мире системы образования.

— Мы все остро реагировали на это. И нам нужен был сильный союзник для работы с Минобрнауки. Комиссия заседала ежеквартально, и все члены комиссии были единодушны в том, что необходимо пересмотреть подход государства к инклюзивному образованию и сохранить учреждения специального образования инвалидов. К сожалению даже работа нашей Комиссии при Совете — до ухода А. Фурсенко со своего поста — не смогла пробить брешь в сознании чиновников Минобрнауки.

— Обидно, что упущено столько времени и возможностей…

— Отрицательный результат — тоже результат, работа в Комиссии дала нам опыт и союзников, таких, как директор Института коррекционной педагогики РАО академик Н. Малофеев, ректор МГГЭИ В. Байрамов и многие другие эксперты в области специального образования, с которыми мы в дальнейшем готовили предложения в проект нового закона «Об образовании в РФ».

— Что же было потом?

— Учитывая, что на основании поручений Президента РФ началась полномасштабная работа по подготовке к ратификации Конвенции о правах инвалидов, разработке Государственной программы «Доступная среда», и в связи с этим совершенствованию действующего законодательства, я принял решение создать новое Управление социальной политики ВОГ. Это управление возглавил С. Иванов, который к тому времени уже имел опыт государственной службы, работая советником в отделе адаптивного спорта Минспорттуризма РФ, впоследствии ЦП ВОГ по моей рекомендации избрало Станислава Александровича на пост вице-президента ВОГ. Также я принял решение создать при Управлении отдел социальных программ и проектов, а на должность начальника отдела пригласил юриста Максима Ларионова, который накопил большой опыт работы на различных площадках по решению проблем инвалидов. В новом Управлении появился упраздненный ранее отдел культуры, а также отделы реабилитации, печати и информации. При создании Управления я руководствовался тем, что надо привлечь свежие силы и создать команду исполнителей, способных решать на качественно новом уровне поставленные мной задачи. Кроме того, решением ЦП ВОГ была создана специальная Комиссия по разработке законопроекта о повышении статуса РЖЯ под руководством вице-президента ВОГ С. Иванова, в состав комиссии вошли сотрудники аппарата ВОГ, председатели РО ВОГ и эксперты А. Кибрик, А. Комарова, Л. Ионичевская и другие. С этого и начался заключительный этап.

— И новое Управление долго не раскачивалось…

— Раскачиваться было некогда, в прошлые годы ВОГ была проделана огромная работа, и нельзя было терять темп. Я поставил конкретную задачу: добиться повышения статуса жестового языка.

С началом процесса подготовки к ратификации Конвенции о правах инвалидов и созданием Департамента по делам инвалидов изменилось и само отношение к инвалидам со стороны министерств  и ведомств, стало намного легче работать и находить взаимопонимание. В первую очередь, надо было доказать, что жестовый язык является полноценной лингвистической системой, то есть собственно языком, и повысить статус русского жестового языка до уровня государственного языка. С этой сложной задачей наши специалисты справились на отлично, тем более что в тексте Конвенции уже было заложено понятие ЖЯ. Сыграли свою роль и книги по этой тематике, которые ВОГ выпустили в короткие сроки. Это — словари и научно-практические сборники, такие как «Жест и слово» Г. Зайцевой, «Сборник материалов Международной конференции «Лингвистические права глухих», «Современные аспекты жестового языка», материалы по обучению РЖЯ и аттестации переводчиков, сборник программ по специальности «Жестовый язык» (сост. А. Комарова), «История ВОГ»  и др.

— А как эксперты принимали участие в подготовке законопроекта?

— Институт языкознания РАН в своем экспертном заключении подтвердил, что жестовые языки являются полноценными естественными языками, что они равноправны звучащим словесным языкам. Также в заключении Института языкознания РАН особо подчеркнуто, что необходимо закрепить название «русский жестовый язык», так как в мире существуют сотни национальных жестовых языков. Нам было ясно, что в одной статье закона «О социальной защите инвалидов в РФ» прописать все сферы использования русского ЖЯ невозможно, поэтому приняли решение привязать его использование к сферам использования государственного языка Российской Федерации — русскому языку. В Конвенции ООН сказано, что при обращении глухого в официальные органы власти ему должны предоставить услуги по переводу ЖЯ, также есть российский закон «О государственном языке РФ», который определяет все сферы использования государственного языка. А так как перевод на ЖЯ осуществляется в тех случаях, когда глухой не слышит устную речь, то в законопроекте о статусе русского ЖЯ было предложено записать так: «русский жестовый язык признается языком…, в том числе в сферах устного использования государственного языка РФ». На обращения ВОГ по этой формулировке специальная комиссия Ассоциации юристов России дала положительное заключение. Эти аргументы также были приняты Минтруда и соцзащиты РФ при разработке законопроекта.

— Эти же аргументы еще раз подтверждают необходимость государственной поддержки процесса подготовки переводческих кадров…

— Параллельно и совместно с Департаментом по делам инвалидов проводилась серьезная работа по разработке нормативных документов, таких, как например, квалификационные характеристики должности «Переводчик русского жестового языка», которые были утверждены Приказом Минздравсоцразвития РФ № 547н 16 мая 2012 года.

Примерно тогда же наконец-то выстроилось взаимопонимание с Минобрнауки РФ и при поддержке ВОГ на базе РГСУ стали разрабатывать образовательные стандарты подготовки переводчиков ЖЯ. Московский государственный лингвистический университет (МГЛУ) впервые открыл прием абитуриентов по программам бакалавриата  на профиль «Переводчик жестового языка межкультурной коммуникации». Уникальность этого события состоит в том, что ранее в Российской Федерации подготовка переводчиков ЖЯ никогда не велась на базе лингвистического факультета ВУЗов. Результаты вступительных испытаний удивили всех: на 10 бюджетных мест подали заявления около 90 человек, конкурс был большой — 9 человек на место. Это говорит об огромном интересе в обществе к изучению жестового языка.

— То есть процесс пошел…

— Можно сказать, таким образом готовилась почва для успешного прохождения законопроекта. Сотрудниками ВОГ организовывались круглые столы и семинары по вопросам ЖЯ, председатели ВОГ принимали участие в различных мероприятиях по вопросам образования и социальной защиты глухих у себя в регионах. В рабочем режиме специалисты аппарата ВОГ обсуждали с депутатами Госдумы и специалистами Министерства труда и социальной защиты различные нюансы закона о статусе русского ЖЯ.

9 августа 2012 года законопроект о статусе жестового языка был одобрен Правительством РФ и внесен в Государственную Думу. Интересно, что перед этим наш законопроект прошел согласование во всех федеральных министерствах и ведомствах дважды — до и после выборов Президента Российской Федерации… вот тогда и пригодились наши — наработанные в ООН! — связи в ГПУ Президента РФ и Аппарате Правительства РФ.

В этой связи, хотел бы выразить слова благодарности Президенту РФ В. Путину, Председателю Правительства РФ Д. Медведеву, Министру труда и социальной защиты РФ М. Топилину, директору Департамента по делам инвалидов Г. Лекареву, советнику Министра труда и социальной защиты В. Беренде, а также председателю Комитета по труду, соцполитике и делам ветеранов Госдумы А. Исаеву и его заместителю депутату М. Терентьеву. Спасибо сотрудникам аппарата ВОГ и председателям РО ВОГ, всем, кто принимал участие в разработке и принятии закона о статусе русского жестового языка, который можно по праву называть «Наш Закон»! Хочу сказать отдельное спасибо всем глухим за терпение и доверие руководству ВОГ, мы всегда будем на страже ваших интересов!

В. Иванченко, В. Путин, С. Иванов


 25 сентября 2012 года РФ ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. Подчеркну, «Наш Закон» стал первым законом в области социальной защиты инвалидов, принятым Россией в связи с ратификацией Конвенции, в которой заложены нормы, определяющие лингвистические права и самобытную культуру глухих.

— Первое, второе, третье чтения в Государственной думе… Одобрение Совета Федерации. И, наконец, подпись Президента РФ В. Путина. Что Вы почувствовали тогда?

— Сложно описать чувства. Радость — да. Удалось же! Удовлетворение от проделанной работы… Довели же до конца решение важного вопроса. Получили нужный результат. Но это только начало большого пути. Закон принят — и нам предстоит в партнерстве с государством на практике реализовать «Наш Закон».

— И решить вопросы подготовки переводчиков…

— Будем вместе с государством создавать систему подготовки переводчиков ЖЯ со средним и высшим образованием. Появится единый государственный образовательный стандарт подготовки преподавателей и переводчиков ЖЯ для средних и высших учебных заведений. Уже есть первая группа в МГЛУ. Будут также группы на кафедрах сурдопедагогики ведущих ВУЗов. Продолжится работа в РГСУ, МРЦ (бывшем ЛВЦ), УМЦ …. Хочется надеяться, что возникнут центры подготовки переводческих кадров при каждом федеральном университете во всех федеральных округах…

Это мы уже забежали вперед. Давайте добьемся конкретных результатов, а позже продолжим разговор?

— Хорошо. Новых успехов!

Беседовал Виктор Паленный

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.