Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

Самолеты Королина

О необычном хобби обычного глухого человека

Нас с Виктором, сама того не ведая, познакомила корреспондент газеты «Мир глухих» Александра Базоева. Точнее, не сама она, а ее статья, посвященная моему недавнему юбилею. А еще точнее – фотоиллюстрация к этому материалу, запечатлевшая, меня за кропотливой работой над моделью корабля. После этой публикации во время очередных посиделок глухого народа в Бескудниковском ЦСО ко мне подошел крепко сложенный пожилой мужчина с твердо вылепленным лицом. Я нередко видел его в нашем клубе, но общаться нам как-то не доводилось. Оказалось, Виктор Алексеевич, как он представился, очень заинтересовала газетная статья и особенно тот факт, что я увлекаюсь судомоделизмом.

— А я люблю делать самолеты, – жестами пояснил свой интерес мой собеседник.

— Правда? – обрадовался я неожиданному знакомству с родственной душой. И мы разговорились.

Оказалось, наши увлечения совпадают не только в области моделизма. И самодеятельным творчеством когда-то занимались, и путешествовать оба любим, и к велосипедному спорту неравнодушны, даже лыжню зимой прокладываем в одних и тех же лесах северного Подмосковья… Но еще больше возрос теперь уже мой интерес к Виктору Алексеевичу, когда узнал о его рабочей биографии. Оказалось, этот малоразговорчивый, незаметный с виду человек – кавалер двух престижных советских орденов, трудовых медалей. Захотелось познакомиться с ним поближе. Записывая в мою книжку номер своего мобильного телефона, Виктор продактилировал фамилию: Королин. И на всякий случай подчеркнул: «Не КоролЁВ, а КоролИН». По улыбке собеседника я предположил, что наверняка уже были случаи, когда его фамилию путали с фамилией Главного конструктора советской космической техники. Еще бы – та же тяга к небу, та же фанатическая влюбленность в летательные аппараты…

И вот я в гостях у своего нового друга. Обычная трехкомнатная квартира в типовой девятиэтажке рядом с железнодорожной станцией Дегунино. Виктор знакомит меня с женой Ниной Владимировной и спешит показать свои рукотворные сокровища – самолеты. В отличие от моих настольных кораблей все модели Королина действующие, летающие. На каждом установлены бензиновые моторчики, и, надо сказать, таких авиационных движков у глухого моделиста-конструктора за многие годы скопилась целая коробка. Иные отработали свое, другие пошли на запчасти, третьи ждут своего испытания в небе… Есть среди этих малюток истинные «звери» мощностью в 0,7 лошадиных сил. «Такой и палец винтом может перерубить», – уважительно покачивает головой Виктор. Гордость его крылатой коллекции – любовно, с филигранной точностью сделанная большущая модель чехословацкого двухмоторного пассажирского турболета Л-410 (похож на наш АН-24). Виктор поясняет, как, из чего сделан самолет, демонстрирует его конструктивные особенности, а пока я любуюсь снятой со стены моделью, достает с антресолей, из серванта все новые и новые свои «игрушки». Вот самолетик, который умещается на ладони, вот видавшая виды пилотажная кордовая модель, а вот – летающее крыло для ведения «воздушных боев»… Мой собеседник любовно поглаживает деревянные фюзеляжи, оклеенные тонкой бумагой крылья и рассказывает, рассказывает…  

Одно из самых ярких воспоминаний – о том, как навсегда улетела из рук умельца краснокрылая птица. Оказывается, во времена молодости авиаконструктора, когда еще не было миниатюрных электронных таймеров, на модель самолета под хвостом закрепляли свечку с фитилем. Запуская винтомоторную модель в небо, предварительно зажигали свечу. Она должна была гореть ровно две минуты. Когда фитиль полностью сгорал, распрямлялась удерживаемая им пружинка и хвостовые стабилизаторы поворачивались, заставляя самолет плавно приземлиться. Но однажды свечу при взлете задуло ветром, и рукотворная птица Виктора, словно почуяв свободу, радостно понеслась всё выше и выше, всё дальше и дальше от своего хозяина. Бежал глухой парнишка за своей моделью, сколько мог. Но так и не нашел. Даже расклеенные повсюду объявления не помогли. В общем, всё, как в известной мультяшной сказке о залетевшей в лесную чащу «Красной стреле».

От самолетных историй наш разговор постепенно переходит к рассказу о судьбе самого Виктора. Родился он в августе 1938 года в подмосковной деревне Сабурово, потом многодетная семья переехала в село Козеево, что располагалось на месте нынешнего столичного района Отрадное. Здесь прошли детство и юность Виктора Королина. В годы военного лихолетья с ним случилось несчастье – оставленный без присмотра трехлетний малыш упал с печки и от сильного удара головой потерял слух. Когда пришло время учиться, Виктора отвезли в Колычевскую школу-интернат для глухих детей, что находилась в Егорьевском районе Подмосковья. У мальчика выработался красивый почерк, поэтому проблем с учебой не было, заключалась-то она преимущественно в прилежном списывании текстов с доски да из учебников. Оставалось время и на строительство моделей самолетов, к которым прикипело сердце паренька. Однако Королин проучился здесь лишь до 7 класса, и… сбежал, не выдержав унижений, кулачного права, которое царило в школе. Как с улыбкой вспоминает Виктор, он спрятался в кузове грузовика и незамеченным доехал до железнодорожной станции. Вернулся в родную деревню, стал работать в колхозе «Большевик», потом поступил в артель «Эмаль-краска» при химзаводе №2. Об этом – первые записи в его трудовой книжке…

А в 1966 году Виктор Королин был принят столяром 4 разряда на головное предприятие Московского института теплотехники (МИТ). Завод стал для него вторым домом. Здесь глухой рабочий достиг вершин мастерства, завоевал среди слышащих товарищей большой авторитет, высокое признание своих заслуг перед страной. Здесь Виктор Алексеевич трудился до ухода на заслуженный отдых. Его общий трудовой стаж – ровно полвека. Если записи о перемещениях по работе в трудовой книжке В.А.Королина занимают всего одну страничку, то для перечисления его многочисленных награждений и поощрений пришлось вклеивать вкладку. Победитель социалистического соревнования, активный рационализатор. Его фото – на заводской Доске почета. Виктор Алексеевич признается лучшим рабочим предприятия, лучшим в данной отрасли… В 1981 году в Георгиевском зале Кремля неслышащему столяру вручается орден «Знак Почета». На коллективной фотографии среди награжденных приборостроителей во втором ряду видно сияющее от гордости лицо Виктора.  Через девять лет – новая высокая награда – орден Октябрьской революции. Орденская книжка хранит подпись первого президента СССР Михаила Горбачева. К тому времени, когда В.А.Королин вышел на пенсию, к этим наградам добавились медали «850 лет Москвы» и «Ветеран труда».

Что же такого особенного делал Виктор на заводе, за что ему такая честь? Оказывается, столяр высшей квалификации изготавливал… тару для продукции института. Проще говоря, сколачивал ящики. Видя разочарование и недоумение на моем лице, Виктор Алексеевич протестующее покачивает рукой. Оказывается, те ящики не простые были, а воистину золотые. Каждый изготавливался по особому чертежу, в каждом было множество очень точно пригнанных деревянных деталей – ведь уникальные, тонкие, чуткие, хрупкие приборы, созданные в институте, должны были в целости и сохранности доехать в этой «таре» до места назначения. Ответственность – огромная! Бывали случаи, глухой рабочий находил недочеты в конструкторской документации. И хватались за головы разработчики, спешили внести изменения в свои чертежи сложного столярного изделия…

А как же учеба? Продолжил ли ее Виктор, став рабочим человеком? Да, он закончил-таки 9 классов в «вечерке» на Новослободской улице. Получить полное среднее образование не удалось. Во-первых, очень далеко жил от школы – все в том же деревенском доме. А во-вторых, уж очень увлекающейся натурой в молодости был Витя Королин. Он ведь не только самолеты на досуге склеивал. И не только заядлым спортсменом, и туристом был.  Ветераны Общества, которые хаживали коротать вечера в Дом культуры глухих на улице Хмелева, а позднее в РДК ВОГ, должны помнить Виктора лихим танцором на самодеятельной сцене. Его коронный номер в хореографическом ансамбле с Корчагиным, Шапиро, Евсеевым – зажигательный румынский танец. Не счесть, сколько было выступлений, гастрольных поездок, оваций зрителей, дипломов победителей смотров и фестивалей. Как-то на работе прознали о таком таланте глухого столяра – и стал Виктор танцевать вместе со слышащими в заводском ДК. Его даже попросили обучать рабочую молодежь искусству танца. Разумеется, приплачивали за такую работу.

Но самое ценное, что нашел на сцене глухой юноша, оказалась – любовь. Встретилась она ему ровно 50 лет назад в лице такой же заядлой танцорки Ниночки Капустиной. Нина – тоже из поколения детей войны. И тоже с детства хлебнула лиха, насмотрелась на человеческие страдания… Из-за менингита в семилетнем возрасте потеряла слух, речь, к счастью сохранилась. Учиться начала в родном Владимирском краю, в городе Муроме. Потом с отцом переехала на Украину, немного поучилась «мове» в тамошнем интернате. А с 13-летнего возраста семья Капустиных осела в Москве, в небольшой квартирке на Воробьевых горах. Глухая девушка закончила девять классов в тогдашней 337-й школе (ныне – известная 30-я), потом с группой неслышащих поступила в Московский швейный техникум, что находился в Болшево.

После свадьбы Нина и Виктор немного пожили в городской квартире, но теснота, неудобства заставили молодых переехать в деревню к Виктору. Здесь они прожили семь трудных, но счастливых лет, до получения квартиры. В деревенском доме родились их сыновья – Саша и Алеша. После окончания техникума его выпускники столкнулись с проблемой: куда идти? Никто не хотел брать на работу по специальности новоиспеченных глухих технологов. Помыкалась Нина с одного места на другое и в конце концов поступила на предприятие, где работал Виктор, в бюро исправления технической документации. Трудилась здесь, как и муж, до ухода на пенсию. А за четыре года до этого в МИТ пришел столярничать вместе с отцом младший представитель рабочей династии Королиных – Алексей. Виктор Алексеевич сегодня не без гордости утверждает, что Алеша превзошел его в мастерстве и рабочей смекалке. Радует родителей и старший Александр – известный музыкант. Подрастают в семьях сыновей пятеро внуков Нины Владимировны и Виктора Алексеевича… Никого из них дедушка своим крылатым хобби пока не увлек. Но не унывает – каждому свое. Как и в молодости, старший Королин, несмотря на свои 76 лет, дружит со спортом – верен велосипеду (когда-то исколесил со слышащими друзьями весь Северный Кавказ, с ветерком носился по дорогам Польши), марафонским марш-броскам на лыжах. Редкий выходной не выбирается он за город – на шоссе или лыжню. Добавлю, что большая часть мебели в квартире сделана его золотыми руками.

Несколько лет назад в семье случилась беда: Нина Владимировна после инсульта была частично парализована. Но не пала духом – дает ей силы превозмочь болезнь поддержка сыновей, а главное – надежное, крепкое и доброе плечо любящего мужа. На Виктора легли все домашние хлопоты, уход за женой. Осенью Королины отметят свою золотую свадьбу, в этом же году грядет «круглая» юбилейная дата у Нины Владимировны. Ветераны полны оптимизма и жизнелюбия и, как я заметил, пользуются симпатией, уважением среди слышащих соседей по дому.

… А крылатые модели Виктора Королина на стенах и стеллажах квартиры – это, думается, не только память о прошлом, это – символы устремленности к воплощению мечты, символы преодоления времени и пространства. А разве можно жить без красивой мечты?

Валерий Куксин
Опубликовано в ВЕС № 8, 2014

Фото автора и из семейного архива Королиных

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.