Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

«Глухой человек не бывает…»

30 декабря 2012 года произошло событие эпохального значения. Жестовый язык наконец легализовали. Раньше говорить на нем дозволялось, но не приветствовалось, в школе, например, за жестовую речь можно было получить по рукам линейкой. Официальных программ для обучения жестовому языку не существовало, переводчиком можно было только родиться, если ты дитя глухих родителей.

Однако теперь даже в разговоре с президентом не зазорно ввернуть фразу на жестах. Теперь в судах, полиции и множестве официальных инстанций обязаны обеспечивать возможность полноценного ведения дел на жестовом языке. Жестовый язык теперь ничуть не хуже любого другого языка, существующего на территории России. Журналисты сайта ВОГинфо.ру решили поинтересоваться, знают ли об этом тектоническом сдвиге простые россияне. Мы вышли на улицу и получили несколько случайных ответов:

Ирина Саминская, сотрудник Еврейского музея и центра толерантности:

 

— Глухих в своей жизни я, конечно, видела, но издалека. Знаю, что между собой они общаются на жестах.

— А как общаются глухие со слышащими?

— Я видела в фильмах, как глухие читают по губам… Разве не все так умеют?

— Нужно ли слышащим учить язык жестов?

— Конечно! Всем нужно учить, это было бы даже интересно. Я, кстати, в детстве очень хотела выучить язык глухих, чтобы он стал секретным языком, который взрослые не понимают.

— Считаете ли вы жестовый язык полноценным, или он более примитивен?

— Нет, я думаю, что он, как и любой язык, имеет свои правила, очевидно, что это сложная система.

— Вы слышали о принятии закона о статусе жестового языка?

— Нет, о законе я ничего не слышала.

Анонимный гастарбайтер:

 

— Дадите нам интервью?

— Конечно!

— Вы глухих людей в своей жизни видели?

— Я вас не понял…

— Ну людей, которые не слышат, глухих!

— Глухой человек не бывает! Глухой люди — это дурной, только алкоголик! Или это что? Уха нет?

Два приятеля, Максим и Кирилл, младшие научные сотрудники НИИ Охраны труда.

Кирилл:


«Ехал в электричке, напротив девушка красивая, хотел я с ней познакомиться — оказалось глухая, это было преградой. Я с ней пытался заговорить, а она вообще не понимала. Про жестовый язык: я видел, как на нем общаются, но мне ничего не понятно. Думаю, что он довольно-таки полноценный, видно, что они хорошо друг друга понимают, эмоционально реагируют. А про принятие закона (о статусе жестового языка) я ничего не знаю, в первый раз слышу…»

Максим:


«В жизни моего брата был случай, он ехал на поезде Москва-Ангарск, он идет трое с лишним суток, очень скучно, а в купе оказалась попутчица, глухонемая. Они познакомились, подружились, попутчица немножко обучила его жестовому языку, они весело провели время. Сам я с такими людьми не общался, но учился в МГТУ им. Баумана, там у нас глухонемых обучают, все для них организовано, и для плохо слышащих и для плоховидящих, со стороны я их наблюдал. Они достаточно умные, образованные, ни в чем не отставали. Думаю, отсутствие слуха не такой уж большой недостаток. Им трудно, потому что их не понимают, боятся с ними заговаривать. И с иностранцами-то сложно объясниться, а тут у людей совсем другая система языка, мимика, жесты, и непонятно как с ними говорить, непривычно. Может это и не трудно, у меня просто не было опыта общения, а брату удалось.»

Пенсионерка:

 

«У меня на даче соседка, глухая. Мы общаемся, но это трудно. Она если говорит — ничего не понятно, а я говорю, — она не понимает. Пальцами и показываем, что к чему. Общаемся больше по хозяйству, яблоками делимся, рассадой, пирог кто испечет, угощает. Она хорошая женщина. Когда к ней дети приезжают, с ними легче объясниться, а между собой они руками говорят… Про закон о жестовом языке я ничего не слышала, но одобряю. Конечно, нужно, чтобы люди не чувствовали себя покинутыми государством. Раньше по телевизору был сурдоперевод, нам не мешало, наоборот, даже интерес возникал, все видели, что есть такой язык, а глухим больше информации поступало. Зачем, спрашивается, убрали?»

Артур Каверин. Школьник, 11 лет:

«Глухих людей я сам не встречал, но знаю, что они разговаривают языками жестов. Это интересный язык, я бы хотел его знать. Если бы встретил какого-нибудь глухого ребенка, я бы с ним постарался познакомиться и от него научился. В жизни это может пригодиться, когда шумно с кем-то поговорить.»

Ксения. Студентка:

 

«О придании жестовому языку официального статуса я ничего не слышала, надеюсь, что это хороший закон. Зная, в какой стране мы живем, нетрудно представить, что трудностей у глухих, как и у любых инвалидов, полно на каждом шагу, в транспорте, в аптеке, в магазине… Сама я с глухими не общалась, но знаю, что у них есть свои знаки, руками они разговаривают…. Мне это интересно. Если бы у нас в институте были курсы, я бы поучила.»

Илья Карпюк, обозреватель Полит.ру:

 

«Я часто вижу глухих или глухонемых… как правильно? глухих? …Я вижу, как они встречаются в метро и общаются на жестовом языке. В электричках встречал глухих, хотя я не уверен, что они настоящие глухие, может быть, всего лишь выдают себя за глухих, чтобы просить деньги. Общаться с глухими мне не приходилось, и я никогда не думал о том, чтобы выучить язык жестов, но узнать о нем больше мне бы хотелось. Мне интересно, как он устроен, структура, как возникают жесты, чем отличаются национальные жестовые языки, это скорее научный, чем практический интерес…

Я могу немного вообразить жизнь глухого. Раньше у меня было сильное заикание, и в возрасте 18 лет меня отправили лечиться. В процессе лечения у нас была практика, неделю мне нельзя было говорить вслух. Дома знали, что я должен молчать, а на улице приходилось приспосабливаться. В магазины я ходил только в супермаркеты, в метро показывал на пальцах, сколько нужно поездок, ну и так далее. Заикание тоже ведет к ограничению общения, в центре со мной лечился парень, который поначалу не мог нормально произнести даже одну фразу. Ему было действительно тяжело, он пытался говорить, а его не понимали, не выслушивали. У глухих же ситуация еще сложнее, им нужно не только объясниться, но и понять, что говорят им…

Про закон, я, конечно, знаю, так как работаю с новостями. Я думаю, что реальные изменения будут позже. Это как, например, с лифтами для колясочников, они появляются, их мало, они не всегда работают, но они есть на карте, инвалиды приезжают и спрашивают: почему у вас лифт не работает? На улице мороз, а мы не можем спуститься! И системе приходится отвечать на требования. У глухих, я думаю, будет происходить что-то подобное. Закон позволит создавать запросы, с которыми придется работать чиновникам. Если глухие проявят себя активно, сдвиги будут.»

***
Что мы видим по этим ответам? Конечно, слышащие, в основной массе, не заметили принятие закона о повышении статуса жестового языка, и неудивительно, ведь о глухих им известно лишь то, что они а) существуют, б) не слышат, в) говорят руками. Тем не менее, вопреки заблуждениям, распространенным в среде глухих, слышащие не презирают глухих, не стремятся их избегать, и многие с удовольствием изучали бы жесты.

Марина Потапова
ФотоВиктория Лашкул

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.