Общероссийская общественная организация "Всероссийское общество глухих" (ВОГ)

Ау, сторителлеры!

Мастера рассказов на жестовом языке – или сторителлеры, как их принято называть в США и Европе, впервые собрались на всероссийский конкурс. Хотя и не отдельный, а в рамках Всероссийского фестиваля жестового языка, который состоялся в Севастополе 29 сентября – 4 октября.

Раньше в России проводился только московский конкурс такого жанра в 2012 году. Напомню, инициатором и вдохновителем этого конкурса был главный редактор «ВЕС» Виктор Паленный, который получил поддержку директора ТМЖ Николая Чаушьяна.

Тогдашние соревнования запомнились всем интереснейшей лекцией Паленного и яркими выступлениями участников – Юрия Макеева (он стал победителем), Алексея Гладкова, Евгения Еровенкова, Нины Марийсовой и других.

А что теперь, когда на конкурс приехали артисты из 45 регионов? И пусть не все команды выставили сторителлеров, но и цифра в 26 человек – впечатляет.
Однако количество далеко не всегда гарантия качества. В Севастополе, как мне кажется, в целом таких сильных номеров, как на московском конкурсе, не оказалось. За исключением, с некоторыми оговорками, выступлений Маргариты Башаровой из Москвы и Алексея Борисова из Астрахани.

А. Борисов (Астрахань)

И в первую очередь это было связано с выступлением многих артистов на калькирующей жестовой речи. К примеру, очень хорошую историю «С любовью к родителям» поведала Елена Иванькова из Орла, заставив часть зрителей прослезиться, но это была чистая «калька». А ведь это, скорее, уже другой жанр – «художественное слово».

Первое место в номинации «Рассказ на жестовом языке» было присуждено самарцу Александру Болкисеву за рассказ «О женщинах». Эффектный номер, с юмором, хорошо понятный зрителям, рассказанный с блеском. Но это скорее рассказ не глухого человека, а грамотного слабослышащего, пусть и с «вкраплениями» русского жестового языка. Да и сюжет, похоже, взят из литературы, а не из реальной жизни.

То же можно сказать о выступлении Людмилы Герман из Санкт-Петербурга (второе место). Я так рад, что Людмила вернулась на сцену после перерыва, связанного с рождением дочери, и наблюдать за ее номерами – всегда удовольствие. Как и в случае с рассказом «Чайник». Тем не менее, и тут – смесь калькирующей речи и русского жестового языка. В основе – сказка Андерсена, рассказанная по-особому, «по-германовски», то есть у Людмилы есть свой неповторимый стиль.

Л. Герман (Петербург)

Конечно, правилами фестиваля не запрещено использование готовых литературных произведений. Но насколько выигрышнее и живее смотрятся реальные истории из нашей жизни. Мы ведь часто видим в кругу друзей захватывающие жестовые рассказы, поведанные глухими, при этом никто не думает (а зря), что они могут стать номером для выступления на сцене. А между тем именно достоверностью ситуаций и пересказа выделялись Башарова и Борисов, да и еще несколько артистов.

О выступлении Алексея Борисова я уже писал (3-е место в номинации «Этот день Победы – рассказ на ЖЯ»). Простая история глухой блокадницы, выжившей в осажденном Ленинграде, рассказанная без лишнего пафоса, но ясно и выразительно (идею подкинул историк Владимир Гусев). Рядом с артистом стоял портрет этой женщины, ушедшей от нас недавно, ей исполнилось бы в этом году 95 лет. Вот сколько мы читали о глухих на войне, а такие реальные истории, рассказанные талантливо, трогают гораздо сильнее.

У Маргариты Башаровой – тоже реальный случай, но из своей жизни, увиденный и пережитый лично («За день до Олимпиады»). Этот номер, пожалуй, наиболее подходит под законы жанра «рассказа на ЖЯ» из всех, показанных в Севастополе. Только, кажется, немного длинноват. И в Москве он смотрелся эффектней, чем сейчас. Неужели даже такой опытный артист, как Башарова, может волноваться на всероссийской сцене?

 М. Башарова (Москва)

Назову еще нескольких человек, выступивших близко к законам жанра, рассказавших реальные истории из своей жизни реальным жестовым языком.
Это Алеся Балушева из Нижнего Новгорода, описавшая свои впечатления в зарубежной поездке (рассказ «Тунисская свадьба») – просто, интересно, понятно, с юмором. А «Рассказ о жизни» Вячеслава Рылова из Татарстана вызвал сильное оживление среди прекрасной половины зрителей: он поведал, как в юности поступал в техникум и вместо подготовки к экзаменам увлекся девушкой, которая оказалась такой горячей, что упала от поцелуев в обморок. После окончания номера женщины из зала спрашивали Рылова, что потом стало с этой девушкой, и были сильно разочарованы, узнав, что герой рассказа больше с героиней не встречался. Вот она, сила сопереживания, сила искусства!

О своих контактах с инспекторами ГАИ рассказал Алексей Зайцев из Липецка («История глухого водителя»): как он предлагал взятку, а гаишник гордо отказывался, а потом, когда оказалось, что глухой невиновен, сам инспектор напомнил о взятке, на что герой послал того подальше. Лаконично, выразительно и образно. Зайцеву присудили 3-е место.

А. Зайцев (Липецк)

Также лауреатом 3-й степени стал Герман Васин из Рязани за рассказ «Ограбление в гараже». Его стиль выступления почти идеален для жанра «сторителлинг», но история Германа показалась мне слишком затянутой и перегруженной излишними подробностями. Если с артистом поработает хороший режиссер и редактор, Васин далеко пойдет.
Многословием (многожестием) грешили и некоторые другие рассказчики, например, Лариса Шкабура из Карачаево-Черкессии и Анна Попова из Ростова-на-Дону.

Актуальную тему выбрала для рассказа Алена Служеникина из Кемерово («Доступная недоступная среда»), и сюжет был хорош, но мне показалось, номер был ближе к клоунаде, чем к жестовому рассказу. Да и излишний грим затруднял восприятие истории.
Кстати, я сам отношусь как раз к тем глухим, для кого РЖЯ – не родной, и говорю в основном на «кальке». Но благодаря учебе в ЛВЦ, где много лет общался с «настоящими» глухими в быту, я хорошо понимаю их естественный жестовый язык. Вдобавок довелось видеть за рубежом подлинных мастеров-сторителлеров из разных стран. Плюс московский конкурс рассказа на ЖЯ. Так что об этом жанре осмеливаюсь в некоторой степени рассуждать, хотя могу в чем-то ошибаться.

Хотелось бы надеяться, что жанр рассказа на русском жестовом языке будет развиваться, и мы еще увидим артистов уровня Александра Мартьянова, Алексея Гладкова, Юрия Макеева. Ведь не случайно в качестве образца на мастер-классе в Севастополе председатель жюри Николай Чаушьян показал участникам видеозапись номера Гладкова (недавно ушедшего от нас). Но ведь и раньше им это демонстрировали, да и в интернете полно записей Гладкова, Мартьянова, зарубежных мастеров. И что же?

Между прочим, во время мастер-класса Роберт Фомин, разбирая ошибки участников, перешел на стиль жестового рассказа, и так увлекся, что после окончания все в шутку говорили, мол, Роберту надо отдать Гран-при в разговорном жанре…
Итак, Первый Всероссийский позади. И первый блин «сторителлеров», при всех недостатках, никак не назовешь комом. Впереди учеба (Николай Чаушьян обещал провести семинар по этому жанру) и новые фестивали. В добрый путь!

Репортаж о первом дне фестиваля Русского жестового языка читайте здесь

Репортаж о втором дне фестиваля Русского жестового языка читайте здесь

Текст и фото: Василий Скрипов

ВОГинфо.ру

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.